Boris Berdichevski Home Page

Шолом-Алейхем
Место в загробном мире
(Из письма бобруйчанину)

©"Еврейский Камертон" - пятничное приложение к израильской газете "Новости недели", 16.10.1998

Моя дочка Марианна представляет свой сайт!

УВАЖАЕМЫЙ ПОСЕТИТЕЛЬ САЙТА! Если вы еврей по Галахе, обязательно прочтите это напоминание!       Внимание! Добро пожаловать на Форум Бориса Бердичевского!

Книга Цви Вассермана "Выше голову, братцы!" - политические фельетоны
последних лет. Актуальные проблемы Израиля и еврейского народа через призму Торы.
Стоимость 18 шекелей (с пересылкой).
Адрес для заказов: Vasserman Zvi POB 7120 Rechasim 20496
тел. 04-9847532

Архив рассылки новостей компьютерной литбиблиотеки

01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90
91 92 93 94 95 96 97 98 99
последний выпуск

Рехавам Амикам Зеэви (Ганди)
Министр туризма Израиля, основатель партии "Моледет" Рехавам Амикам Зеэви (Ганди).
Трагически погиб 17 октября 2001 года от руки арабского подонка.
Зихроно ле-враха.
Да будет благословенна его память.
Да отомстит Г-дь за его кровь.
Партия "Моледет", Израиль.

Израиль, выборы, политика

Middle East MAOF

Если вы ищете книгу, я опубликую вашу просьбу о поиске.

EV Dental, P.C.
Если вы живете в Нью-Йорке или Нью-Джерси, лечите зубы только у моей сестры! Удобно, быстро, надёжно!

В рассылке - новости компьютерной литбиблиотеки Б.Бердичевского
скоро будет публиковаться роман Майн Рида "Роман долины реки Уай"!
Срочно подпишитесь:

(не забудьте вписать свой E-майл)

Рассылка производится непосредственно с домашнего сервера Бориса Бердичевского.

Sholom-Aleychem Comp.litbiblioteka


Auto Lat Koi-8R Win-1251 DOS (ALT) MAC ISO

Перевод с идиш:
©Авраам Белов

От переводчика. Меня заинтересовала популярная двухтомная монография "Бобруйск" (1967 г., Тель-Авив, под редакцией проф. Иегуды Слуцкого), так как в этом городе моей юности во время Второй мировой войны погибли вместе со всеми евреями мои родители и родственники. Около тысячи страниц большого формата, множество фотографий, десятки авторов, в том числе - видных общественных деятелей, известных писателей, поэтов, публицистов. Преобладает иврит, но есть несколько материалов на языке идиш, и среди них - рассказ Шолом-Алейхема.

В 1912 году в Бобруйске состоялся его литературный вечер, и местная газета на идиш "Бобруйскер вохнблат" ("Бобруйский еженедельник") опубликовала рассказ нашего классика, посвященный этому событию, - "Место в загробном мире". Полагая, что это произведение представляет интерес для для читателей "Еврейского камертона", я перевел его на русский язык.

Вы пишете, что желателен мой приезд в Бобруйск. отвечаю: приеду в Бобруйск с большим удовольствием. Вспоминая предыдущий визит в этот город, должен признаться, что именно в Бобруйске я получил место в загробном мире.

Это было... Но вы-то, несомненно, помните, когда я посетил ваш город, вы же бобруйчанин...

Это было зимой. Валил снег, но он вскоре растаял, превратившись в огромное болото. Я не должен вам описывать непролазную бобруйскую грязь, ведь вы же бобруйчанин...

Зал, в котором состоялся мой литературный вечер, был ярко освещен множеством ламп. Их свет отражал также окружающие болота вплоть до заезжего дома, где я остановился. И так как было светло и довольно близко, я отправился на вечер пешком. Шел один, держа в руках пачку рукописей, которые собирался прочесть публике.

Вместе со мной, чуть в сторонке, шел еще один человек, как и я, шлепая по густой грязи, которую освещали лампы, горевшие в зале.

Вскоре выяснилось, что человек, идущий следом и, как и я, хлюпающий по болоту, - женщина.

Вначале она шагала в сторонке, соблюдая дистанцию, но постепенно расстояние между нами сократилось, и она приблизилась ко мне вплотную. Это произошло неподалеку от зала.

- Будьте так добры и здоровеньки, - произнесла она с сияющей улыбкой (по ее интонации я понял, что она из местных - литовских евреев). - И не обижайтесь, что затрудняю вас. Вы же идете на вечер Шолом- Алейхема?

- А в чем дело?

- Если на вечер Шолом-Алейхема, у меня к вам большая просьба.

- А именно?

- Возьмите меня с собой, и вы совершите богоугодное дело, обретете место в загробном мире. Я бедная девушка, служу в одном из этих дворов, содержу маму и двух маленьких сестричек... И если мне удастся сэкономить несколько медяков, отнесу их Гинзбургу*) и возьму напрокат книжку на субботу. Я слышала, что здесь Шолом-Алейхем, и хочу его повидать и послушать. Если бы вы только знали, как я вырвалась на этот вечер. Догадайся об этом моя хозяйка - растерзала бы меня! Очень прошу вас совершить богоугодное дело: провести меня на вечер Шолом-Алейхема - вам обеспечено место в загробной жизни.

- Договорились, я возьму вас на Шолом-Алейхема.

Мы уже были возде зала, точнее - у самой кассы.

- Пропустите эту девушку, - сказал я, и не успел оглянуться, как она уже была внутри, растворившись среди густой публики, переполнившей зал. Народа было так много, что в воздухе висели клубы пара.

Но не в этом суть дела, как любил выражаться дедушка Менделе**).

В первом отделении я ее не видел и, признаться, почти забыл о столь легко приобретенном месте в загробном мире.

Во втором отделении я заметил во втором или третьем ряду сияющую луну с двумя глазами, которые впивались в меня, как пиявки. В третьем отделении луна переместилась ко мне поближе и оказалась в первом ряду. А в конце вечера она оказалась в большой группе юношей и девушек, окруживших столик, за которым я читал свои рассказы. Она хотела быть рядом со мной, и все попытки оттеснить ее не увенчались успехом. Даже не глядя не нее, я чувствовал, как она энергично работает локтями во все стороны, направо и налево. И лицо ее уже не было Луной, оно превратилось в сверкающее солнце Тамуза***).

Сказать, что она меня внимательно слушала, - значит ничего не сказать. Она жила вместе с моими героями, смеялась вместе с ними, вздыхала вместе с ними. Можно даже сказать, что в какой-то степени она помогала мне читать свои произведения. Глядя на строки записей, я видел, как она смеется, как она вздыхает, качает головой и даже подмигивает...

Я кончил читать.

Она не апплодировала, как все другие. Глубоко вздохнула, развела руки в стороны и схватилась за голову... Потом медленно направилась к выходу. Сделав несколько шагов, обернулась и пристально взглянула на меня. Потом снова зашагала и снова оглянулась, рассматривая мое лицо.

В это время из зала начали выносить скамейки. Ведь после литературного вечера полагается устраивать танцы. Разве возможен литературный вечер без танцев? Что скажут люди? Если так принято у неевреев, мои сородичи считают своим долгом следовать их примеру.

Танцуйте себе на здоровье, а я пойду домой, отдыхать.

Немного поостыв и собрав свои рукописи, я направился в заезжий дом. Вышел из зала и убедился, что на улице кромешная тьма, как всегда в Бобруйске после литературного вечера. Не буду распространяться, ведь вы же - бобруйчанин...

Пока мои провожатые - двое молодых парней - разыскивали свои галоши, я стоял возле здания, где состоялся вечер, неподалеку от дверей, всматриваясь в непроглядную бобруйскую темень. Внезапно две крепких, теплых руки обняли мою шею, притянули к себе мою голову, и я почувствовал на лице поцелуй - горячий, дружеский, звонкий и услышал:

- Дай Бог вам здоровья и долголетия. А место в потусторонней жизни вам обеспечено.

К счастью, была глубокая темень. Мне повезло, что сопровождающие меня парни задержались в поисках своих галош и не стали свидетелями того, как я заработал место в загробном мире.

У моих спутников оказался фонарь, освещавший дорогу к заезжему дому. Мы дружно шлепали по бобруйской грязи, оживленно разговаривали о вечере и громко смеялись. Вместе с нами, чуть в стороне, шла еще одна фигура. Но вскоре она отделилась, свернув налево, и исчезла в бобруйской ночной темени.

Передайте, пожалуйста, привет господину М., а также всем бобруйчанам - любителям загробной жизни.

Ваш Шолом-Алейхем.

_______________________________________

*) Яков Гинзбург - известный бобруйский книгоиздатель религиозной литературы и владелец книжной лавки. Давал также напрокат книги для чтения.
(Здесь и далее - примечания переводчика.)

**) Имеется в виду писатель Менделе Мойхер-Сфорим.

***) Тамуз - самый жаркий месяц еврейского календаря, соответствующий примерно августу.


Main Page
About me
English Page
Послать сообщение Борису Бердичевскому
Новая Гостевая Книга на сервере Бориса Бердичевского
Архив Гостевой Книги
borisba@borisba.com

Last-modified: Sunday, October 18, 1998 00:58
These pages have been accessed     times.